СаноГенное Мышление (СГМ) — научная философия повседневной жизни человека XXI века.

В.А. Перов

"Валеопсихологические этюды к творческому портрету Ю.М. Орлова"(К 70-летнему юбилею)

Доктор психологических наук, профессор кафедры педагогики и медицинской психологии Медицинской академии им. И.М. Сеченова Юрий Михайлович Орлов родился 16 апреля 1928 года в деревне Бородинка (Кемеровская область, Крапивинский район). Где родился Орлов Ю.М.

Буколическая метафора. Он родился в "золотой миг" исторического времени, когда в определённом локальном пространстве царил мир как условие для здоровой жизни и работы, а селяне уважали знание и труд, когда не был опознан "внутренний враг" деревни и в счастливой гармонии с природой возрастали дети. Ему ещё не было известно, что душа имеет сущность и силы, или свойства, в которых она проявляется, что живёт она всегда, а сила разума раскрывается при определённых условиях. Это взгляд Аристотеля, т.е. классика философии античности. Он ещё не знал, что по мнению философов средневековья в глубинах души таится некая простая частица, "искорка", которая выполняет для человека роль путеводной звезды, направляя его волю к самосовершенствонанию.

Пастораль, первые такты его жизненной увертюры звучали в семье сельского учителя, т.е. заведомо уважаемого и достойного человека. Не будем вдаваться в анализ особенностей онтогенеза и процессов общеобразовательного обучения, укажем лишь на то, что его нельзя проводить без учета этико-смысловой организации внутрисемейных отношений и т.п. Но это вопросы для специального исследования. Подчеркнём, что обучение проходило в обычной школе в период с 1935 по 1945 год, т.е. значительную часть в годы войны большевиков с собственным народом, а потом в годы войны народа с немецкими захватчиками.

Научный, творческий рост на первом этапе жизни связан с поиском. В античности — это период странствия любого будущего основоположника научной школы /см. биографии Демокрита, Пифагора, Платона и т.д./. Последний даже был продан в рабство. У нашего юбиляра этот поиск был внутренним. Он однажды рассказал своей матери о женщине, которая была "очень зла и сварлива". Мать будущего психолога разрешила проблему в контексте соматопсихологических отношений и ответила: "Это потому, что она очень больна". Он сегодня помнит, что тогда он подумал, что эта женщина больна, потому что очень зла, но как воспитанный мальчик не захотел возражать матери. Так впервые был поставлен в голове мальчишки смутный вопрос о соматопсихических и психосоматических

отношениях, над которым сегодня бьётся медицина.

Сразу после окончания школы наступает момент "рысканья", т.е. напряжённый поиск оптимальной "траектории полета в будущее", другими словами — ориентация на профессиональное самоопределение. Победа 1945 года, чтение Станюковича и романов о морских пиратах во многом облегчило и конкретизировало выбор — Военно-морское училище во Владивостоке. 1945-47 годы посвящены первоначальной военной подготовке с целью поступления в высшее военное учебное заведение. 1946 год знаменателен тем, что, лёжа на больничной койке, курсант-деревенщина Юрий Орлов услышал поразившую его фортепьянную музыку — Патетическую сонату Бетховена, которая зарождалась у него над головой из радио тарелки как жизнеутверждающая целительная сила.

После окончания, училища следует Ленинградская Военно-морская медицинская Академия. В 1949 году обучение в военной медицинской академии осложнилось плевритом, а следствием явилась по строгому вердикту медицинской комиссии невозможность дальнейшего обучения. Климат Ленинграда (Санкт-Петербурга) решил судьбу не только слушателя академии, но и судьбу психо-валеологии. Орлов впоследствии разработал теорию и практику саногенного мышления, чего до сих пор не смог сделать ни один дипломированный врач. Таким образом, болезнь в юношеском возрасте в валеологическом аспекте была индикатором корректировки направления жизненного и творческого пути.

Резко меняется курс маршрута творчества. Челябинский педагогический институт, заочное отделение молча принимает бывшего слушателя ВММА. В 1949-52 гг. за три года он проходит пятилетний курс заочного обучения, чему способствовала продуманная и специально разработанная им "система управления поведением экзаменатора". Паралельно с учением он преподавал психологию и историю в школе, где — организовал оркестр, играл на скрипке и пел. В 1952 году успешно окончил пединститут, получив диплом учителя истории, в школе же помимо истории преподавал психологию и логику.

Как известно, Платону принадлежит триадическое представление философии, которая включает в себя диалектику, физику и этику, а у стоиков диалектику заменяет логика. "Объективная психология" начала 50-х годов вполне может соответствовать "физике". Поэтому закономерно: триада "история-логика-психология" заявила о себе как потребность совершенствования, направленная на создание аргументированной структуры знания, где в качестве фундамента выступает философия как мудрость, организующая знание в систему повседневной философии, а человека в личность. Другими словами, область самосовершенствования неофита была определена, а путь к ней очевиден — Москва, Институт философии Академии наук СССР. Используя образность античной метафоры, можно сказать, что душа едва оперившегося неофита летела как молодой орёл в небесных просторах, открывая для себя вечность жизни, света, истины. Москва — поистине третий Рим и научная Мекка, раскрывающая потенциальные возможности ищущей личности в конкретной системе координат. Для этого достаточно было не спорить об основных догмах, которые принимались на веру. Поразительно, но при конкурсе в 30 человек на место он был принят, вероятно по разнарядке ЦК (Центрального Комитета Партии) как кадр "от сохи", искатель знания из глубинки и т.п.

1953–56 гг. — очная аспирантура Института философии АН СССР. Тема диссертационной работы — теория познания: диалектика абсолютной и относительной истины. Научный руководитель — тихий, партийно нейтральный и скромный логик Таванец. Круг общения составили прежде всего Ильенков Э., Давыдов В., а иногда Зиновьев. Вскоре оказалось, что разные мировосприятия задают особенность получения полноты жизни. Не опьяняющая дионисийская "экспансия" /К. Юнг/ — через всеощущение (эти прекрасные люди слишком часто поклонялись Бахусу), а аполоническая, через восприятие внутренних образов красоты, меры и чувств. Вкусив первое, он выбрал второе, т.е. не путь художника, а путь учителя и учёного.

Близкий друг Э. Ильенкова, В.И. Коровиков, в своих воспоминаниях подчёркивает, что смысл преподавательской работы заключался в том, что они "пытались научить студентов мыслить, а это плохо укладывалось в командно постулатную систему духовной жизни. Но тем временем споры в науке велись отнюдь не ради выявления истины, а по особыми инквизиторским сталинским правилам... Нас громили без всяких церемоний". Майские "экзекуции" 1955 года вынудили Коровикова "уйти из философии", а Ильенкова лишили возможности преподавать в МГУ. После этого на факультете на долгие годы установилась спокойная атмосфера; угроза оказаться в "сфере мышления" миновала, а в провинции лекторы ещё долгое время спустя сообщали, что "в Москве разоблачена опасная антимарксистская группа" /Коровиков,1990/. Орлов остался и в 1957 году успешно защитил кандидатскую диссертацию, "спокойная атмосфера" провинции сопутствовала ему до 1969 года.

1957–62 гг. — Челябинский медицинский институт, преподаватель философии, ассистент доцента В.Г. Афанасьева, будущего главного редактора главного рупора страны, газеты "Правды".
Челябинский мединститут на карте.

1962–64 гг. — доцент кафедры философии Борисоглебского пединститута. Потребность совершенствования и неудовлетворенность от содержания программы и требований к стилю преподавания принудили искать позитивный "выход", т.е. путь развития. На время он был найден.
Борисоглебский пединститут

В 1964-71 гг. Ю.М. Орлов — заведующий кафедрой педагогики и психологии Балашовского пединститута. Тоталитаризм того времени оказывается был не тотален: иначе беспартийный человек не мог бы заведовать гуманитарной кафедрой! И наконец, решающую роль в завершении периода странствий сыграл Институт повышения квалификации психологов АПН, в котором Орлов находился с 1969-1971 гг. Его лекции по теории эксперимента и математической статистике в психологии вызвали большой интерес у слушателей и явились основанием для приглашения его к сотруднечеству в качестве профессора. По сравнению с профессорами математики из МГУ, Орлов выражался более практично и понятно для слушателей психологов, желавших овладеть инструментом математической статистики, что тогда начало входить в научную моду.

Три аристотелевские силы души — растительная, животная и разумная — запели, каждая по-своему или в унисон? Ответ на этот вопрос найдется позднее. Главное, что разум не остановился на созерцании и размышлении, а устремился на поиск неизведанного. Пришло умение искусно рассуждать и аргументировать, т.е. "искусство нахождения" /Цицерон/. Должна была появиться и соответствующая кафедра и аудитория слушателей-учеников.

Так оно и вышло. В 1973 году Ю.М. Орлов избран заведующим зарождающейся кафедры педагогики и медицинской психологии 1-го Московского медицинского института имени И.М. Сеченова. Опять разрыв в цепи тотальности: беспартийный, да ещё и не профессор! А ведь конкурировали на должность многие партийные профессора и даже академик! Этому есть объяснение: создавалась система повышения психолого-педагогической квалификации преподавателей медицинских вузов. Впервые в истории вузов страны в Сеченовском институте была создана комиссия ректората, которая, смешиваясь со слушателями, присутстовала на пробных конкурсных лекциях претендентов и эта комиссия единогласно отдала предпочтение беспартийному доценту Орлову.

На первых порах всё время уходит на решение вопросов по организации кафедры как творческой — научной, учебно-преподавательской административной единицы с учетом специфики медицинского института. Были разработаны и составлены программы и учебные планы по психологии, и педагогике высшей школы, налажена подготовка повышения психолого-педагогической квалификации. Закладывался фундамент, нужный для внедрения психологии и педагогики в высшее медицинской образование. Велась активная научно-исследовательская работа.

Потом защищена докторская диссертация "Потребностно-мотивационные факторы эффективности учебной деятельности", где разработана концепция эффективности учения, введено новые понятия "Потребностный профиль", "Мотивационный синдром потребности", разработана оригинальная методика измерения потребностей в достижениях, в аффилиации и в доминировании, тревожности в экзаменационной ситуации. Опять он многогранен: психолог—математик—медик—педагог.

Идея "саногенного мышления" не обсуждалась, она пребывает в латентном состоянии, т.е. официально не опубликована и не принята научным сообществом. Можно предположить, что в это время происходила кристаллизация идеи саногенного мышления в теорию, посредством возникновения комплекса «История—Философия—Психология—Медицина». Диада психология—медицина порождает проблему здоровья, а диада философия—история открывает эпоху античности, а триада философия—психология—античность задаёт примеры решения проблемы здоровья. Становится ясно, что античная идея философии как условия благополучия и блаженства мудреца может быть реализована через современную философию повседневной жизни, которая в состоянии снять хронический эмоциональный стресс человека. Кеннон — «Мудрость тела», Селье — «Стресс», Орлов — СаноГенное Мышление (СГМ) как основа научной философии повседневной жизни, которая перерастает в СГМ-терапию, в терапию саногенным мышлением.

1993 год можно обозначить как веху творческого расцвета и признания, Ю.М. Орлов избран действительным членом Международной академии информатизации и президентом отделения психологии данной академии. Он директор Института проблем сознания. Основное направление научной работы Института связано с совершенствованием системы саногенного мышления и исследованием личности. Организована подготовка профессионалов высшей квалификации — кандидатов и докторов наук, организованы специализированные курсы по обучению теории и практике саногенного мышления, налажена издательская деятельность. Кроме того, Ю.М. Орлов — один из лидеров нового научно исследовательского направления — валеологии, где его система саногенного мышления является базовой теорией здоровья.

Все эти виды работ, образующих его творческое пространство, позволяют идентифицировать его как одного из творцов моральных ценностей, которые, по словам А. Бергсона, протягивают друг другу руки через поколение и века, образуя открытое общество, свободное от вражды и способное, правда в недостижимом идеале, охватить всё человечество в целом. Появляются книги "Психология принуждения" и "Психология ненасилия", в которых понятия принуждения и ненасилия освобождаются от политических, религиозных и моральных трактовок и впервые в истории духа рассматриваются в системе точных определений управления поведением. Его небольшая книжечка «Управление подведением» ведёт начало отсчёта точного описания структуры и функции управления в выживании всех живых существ, начиная от инфузории и до человека, его сообщества, государства и Богов.

Принципы и закономерности управления поведением направлены на то, чтобы помочь человеку эффективно управлять собственным поведением и стать самим собой. В этом, по мнению В.П. Зинченко, заключена подлинная философия культурной педагогики, "которая должна быть педагогикой не ответного действия, а ответственного действия". Ответственное действие в педагогической практике и творчестве профессора Орлова Ю.М. проявляется в большом числе работ как теоретического, так и практического содержания, например: "Исцеление философией", "Философия болезни", "Основания психотерапии", "Саногенное и патогенное мышление", "Структура и закономерности поведения". В соавторстве с профессором медицины Гройсманом А.Л. разрабатывается психосоматическая теория и появляются книги "Философия гипертонической болезни", "Медитативная графика" и др. Кроме того, ведётся интенсивная общественно-популяризаторская работа: систематические выступления профессора Орлова Ю.М. на радио, в программе "Говорит Москва" каждую среду. В Политехническом музее каждую вторую среду Орлов выступал с лекциями по саногенному мышлению.

Несколько слов следует сказать и об особенностях творческой деятельности учёного. Интересна в этом отношении феноменология генезиса творчества. Например, при заочном обучении в Челябинском пединституте возникает парадоксальная ситуация, когда результат "бури и натиска" — форсированной сдачи зачётов и экзаменов — студент Ю. Орлов выпадет из фокуса контроля факультетской администрации. Его не находят среди сдавших экзамены за третий курс и готовят приказ к отчислению. Но суперактивный студент уже преодолел экзаменационные барьеры пятого выпускного курса и тем вынудил администрацию факультета допустить его к госэкзаменам и выдать диплом об окончании вуза.

Период учения как этап жизненного пути показателен тем, что позволяет говорить о творческой активности, которая выражалась прежде всего в том, что Юрий Михайлович всегда самостоятельно осваивает любую деятельность, включая и учебный предмет, а затем, выработав и усовершенствовав метод, обучает других, внедряя свои новации /открытия/ в учебный процесс. Он овладел искусством сдачи экзаменов, так как разделял мысль Мао о том, что "Экзамен — это процедура, которая уместна против врагов, а по отношению к друзьям она не уместна" и впоследствии разработал методику управления поведением экзаменатора и которой обучал абитуриентов и студентов. Многие из них с удовольствием вспоминают эти психические тренировки, которые освободили их от экзаменационного стресса и позволили сохранить здоровье в условиях варварской системы вузовского обучения, ориентированного полностью на интересы преподавателей.

Лекции и выступления проф. Орлова по психологии здоровья и особенно любви, оказывают влияние на большое число слушателей, что во времена застоя не осталось незамеченным. Опять античность! В смягченном виде повторяется судьба Сократа, который был приговорён к смерти за развращение юношей. От группы пенсионеров-большевиков в Ленинский райком КПСС поступает сообщение о том, что Орлов в своих лекциях о любви развращает молодежь. Но так как Орлов беспартийный, то под надзором парткома поручено было разобраться с ним ректору и председателю профкома. К счастью, этот управляющий институтом трехглавый Левиафан, в отличие от афинян, состоял из благородных людей, которым не хотелось уничтожать профессора. Всё это закончилось приказом об объявлении выговора за чтение Орловым лекций, не утвержденных районным отделением общества Знание.

биография была написана в 1998 году, к 70-летию со дня рождения Ю.М. Орлова